Герой Z Обнимая душой Донбасс

Газета «Мелекесские вести» продолжает публикации в рамках нового большого проекта «Герой Z», в котором мы регулярно будем знакомить своих читателей с историями наших ребят, рассказывать об их подвигах, быте, размышлениях… 
Сегодня мы знакомим наших читателей с жителем Новой Майны, 38-летним снайпером Василием Л., позывной «Кайман». В начале мая Василий проходил дома реабилитацию после тяжелого ранения. Нам удалось встретиться и поговорить с бойцом
 
- Для меня специальная военная операция началась еще в 2019 году, – рассказывает наш земляк. – Я тогда работал стрелком в ВОХРе (военизированная охрана, подразделения по охране и обороне, а также по сопровождению важных грузов – ред.) в Москве – остался там по контракту после службы в армии. Не раз сопровождали грузы для добровольцев на Донбасс. Уже тогда понял, что хочу присоединиться к этим ребятам, которые на протяжении многих лет героически вытравливали фашистскую нечисть со своей родной земли. Видел, насколько суровые испытания выпали не только мужчинам, взявшим в руки оружие, но и женщинам, а самое страшное – детям! Хотелось поддержать их, как говорится, «обнять душой». В 2020 году я уволился из ВОХРа, потому что отец после второго инфаркта чувствовал себя очень плохо, а мама одна не справлялась с хозяйством – я, единственный сын, не мог не помочь. 
Вернулся домой в Новую Майну. Практически сразу познакомился с димитровградкой Леной, и в канун нового года мы поженились. Через год родился наш маленький Василек. Папа поправился, жизнь вошла в прежнее русло. Помогали родителям, у них большое подворье, жена воспитывала ребенка. В 2022 году, когда объявили мобилизацию, я сразу поехал в военкомат. Семья приняла мое решение, я не раз рассказывал Лене о том, что там происходит. Она разделяла мои взгляды. На боевом слаживании в Рощинском попал к снайперам, опыт у меня имелся – армейская служба и работа в военизированной охране, где мы постоянно улучшали свои навыки. Было не тяжело, и мне даже дали пятерых ребят для совместной подготовки. За «ленточку» мы прибыли уже в начале зимы. Было очень тяжело видеть, как все изменилось с 2019 года. Тяжело было смотреть на разрушенные этими нелюдями села и города. На измученных жителей. Видеть все те же детские глазенки, в которых был страх. Это особенно меня ранило. Так хотелось, чтобы у этих ребятишек были такие же счастливые глаза, как у моего Василька. 
Мы попали на передовую, где ребята дали мне позывной «Кайман». Даже не знаю почему. Земляк из Самары сказал, что нос у меня длинный, как у крокодила. Ну, крокодил так крокодил, куда деваться. К тому же, длинный нос мне никогда в жизни не мешал (смеется – ред). Тяжело ли было вначале? Тяжело и морально и физически. Мы выходили на позиции группами, ночью или на рассвете. Темно, хоть глаз выколи. Обнаруживать себя ни в коем случае нельзя было. Даже щелчок зажигалки мог стоить жизни всем ребятам. Напрягали и лепестки (маленькие мины – ред.), которые были щедро рассыпаны врагами везде. Наступил на такую и все, ты без ног в лучшем случае. Потом глаза привыкли уже, начинаешь видеть ночью, как днем.

С поставленными задачами справлялись, но всегда хотелось сделать больше. Чтобы побыстрее все закончилось. И мы верили и продолжаем верить – победа будет за нами! Нас там ждали. Вы не представляете, как нас встречают в освобожденных селах! Сколько ликования в глазах донбассцев. Я помню, в одном из сел, как только мы заселились, в расположение к нам пришла молодая женщина Юля. С грудничком на руках, а за ноги еще пацаненок цепляется, годика два, как мой сынишка. Как, оказалось, пришли пешком из соседнего села, тоже освобожденного. Пришли, чтобы сказать: «Спасибо! Мы ждали вас, верили!». Так неудобно было. Мы с ребятами достали из рюкзаков сладости, что были, чайник поставили. Сели поговорить. Она рассказала, что они – многодетная семья, детей у нее четверо. Муж воюет с 2014 года в составе добровольцев ЛНР, дома бывает очень редко. А она одна тащит и детей и хозяйство, эвакуироваться в Россию отказалась. Потому что боялась потерять связь с мужем. Рассказала, что уже сделала российский паспорт, получает детские пособия. Еженедельно привозят «гуманитарку» из России, куда входят самые необходимые продукты: «Как вторая жизнь началась, – делилась Юля. – Я уже не помню, когда мы жили так хорошо!». Кроме того, она рассказала, что их старшие дочки учатся в Мариуполе, о том, как восстанавливают сейчас город, как все там изменилось. Говорила, а глаза святились от радости. Я немного даже загордился. Знаю, что и наш регион принимает активное участие в восстановлении этого города, у супруги дальний родственник работает там, как раз строителем. 
Я слушал Юлю, качая на руках ее полуторогодовалого сына Мишаню, малыш уснул у меня на руках. И знаете, в этот момент мне так тепло было на душе, словно я домой попал, а на руках Вася. Рассказы этой героической женщины впечатляли. Под регулярными обстрелами, с выбиваемыми ежедневно стеклами, хороня под обстрелами погибших родных и друзей практически ежедневно, она умудрялась растить детей, сажать огород, а он у нее не маленький – больше, чем у моих родителей в Новой Майне. Держать скотину, трех коров и гусей с курами… И все это на линии фронта! Юлия сказала, что так жили все: «Утром управишься по хозяйству, днем в небо всматриваешься, не летит ли что, потом быстро кушать приготовить. Свет вечером я не включала. А ночью приходилось порой спать с детьми в траншее, что муж на побывке для нас выкопал в конце огорода. В доме было страшно оставаться. Так все вокруг гудело и стонала земля. И мы безумно благодарны всем россиянам за то, что взяли нас под свое крыло! Теперь мы единое целое! Так было всегда. И будет!»
 В конце зимы наш боец получил тяжелое ранение. Группа снайперов попала под обстрел с вражеских дронов. Осколки вытаскивали лучшие хирурги сначала в Ростове-на-Дону, потом в военном госпитале в Москве. Около месяца он продолжал реабилитацию дома. И готовился вновь вернуться к своим ребятам. 
- Еду не пустой – везу гостинцы для Юли, – рассказывает Василий. – Супруга накупила подарочков для Мишани и маленького. – Обязательно найду ее, передам. К тому же, моя мама, узнав Юлину историю, настрого приказала мне попросить у нее чеснок! Да-да, говорит, у них он там растет какой-то особенный, крупный и вкусный! И чтоб я ей привез, она будет у себя сажать. Так и буду воевать, с чесноком в походном рюкзаке! Уверен, не долго! Наша задача – как можно быстрее приблизить Победу. Добить врага! Уничтожить все зачатки фашизма на всей земле! И еще, конечно, привезти маме чеснок! Я никогда не нарушал данных ей обещаний. Не нарушу и в этот раз.
 Подготовила Ирина ХАРИТОНОВА

20 просмотров