Встреча с Министром экономического развития Максимом Решетниковым

Президент провёл рабочую встречу с главой Минэкономразвития Максимом Решетниковым. Обсуждалась текущая ситуация в экономике, в частности динамика макроэкономических показателей в стране, инструменты поощрения крупных инвестиций, система поддержки малого и среднего предпринимательства, в том числе на новых территориях.

В.Путин: Вопросы, которые будем обсуждать, постоянно находятся в поле зрения – нашего общего поля зрения. Но всё-таки, когда мы встречаемся в таком формате, хотелось бы от Вас услышать более точные оценки сегодняшнего общего состояния экономики – первое.

И второе – просил бы начать, конечно, с поддержки внутреннего спроса, потому что это и экономическая, и в то же время социальная субстанция.

Пожалуйста, прошу Вас.

М.Решетников: Уважаемый Владимир Владимирович!

Спасибо за возможность доложить о той ситуации, в которой сейчас находится экономика. Действительно, регулярно Вы заслушиваете от нас информацию.

В последние годы наша экономика демонстрирует устойчивость к внешним шокам и способность развиваться зачастую вне зависимости от внешних обстоятельств. Это было и в ковид, потому что мы в 2020 году меньше «упали», чем многие другие страны, и быстрее восстановились – мы на слайдах привели эту информацию.

Более того, многие страны преодолевали ковид очень крупными заимствованиями, что привело к разгону инфляции, с одной стороны, а с другой стороны…

В.Путин: Они предпочитают сейчас об этом не говорить. Я смотрю западную аналитику, иногда смотрю информационные программы европейские, американские – это замалчивается напрочь, просто об этом никто фактически не говорит на экспертном уровне.

М.Решетников: И неизбежно за это придётся расплачиваться, потому что высокий уровень долга в условиях роста ставок, потому что не реагировать на инфляцию тоже нельзя, конечно. Понятно, это у них вызовы, но, конечно, так или иначе это влияет и на нас.

Но при этом мы видим, что мы совсем в другой ситуации находимся: у нас в разы ниже уровень госдолга, у нас существенно ниже инфляция. Из развитых стран у нас, в общем, [годовая инфляция] сейчас по марту на одном из самых низких уровней – 3,5 процента, а по апрелю данные сейчас вообще 2,6 процента.

В.Путин: Я смотрю, на март – 3,5 [процента], в Германии – 7,4, в еврозоне в целом– 6,9, во Франции – 5,7, в США – 5, в Бразилии повыше, чем у нас.

М.Решетников: 3,5 – это март, сейчас, по апрелю, мы видим, по недельным данным, инфляция 2,6 к году.

В.Путин: У них тоже по марту.

М.Решетников: Да, у них тоже снижается, но тем не менее мы видим те меры, которые были приняты. Более того, мы же на этот год очень мощный задел по снижению инфляции создали в прошлом году. У нас не будет индексации тарифов, у нас очень хороший урожай.

И у нас работают демпферы, потому что часть разницы в инфляции сложилась благодаря принятым два года назад решениям, когда у нас существуют гибкие экспортные пошлины, и они предотвращают перенос мировой инфляции к нам.

В результате, Владимир Владимирович, наша оценка по прогнозу темпов роста экономик мира по этому году… Если можно, следующий слайд.

В.Путин: Я смотрю на госдолг.

М.Решетников: Цифры госдолга говорят сами за себя.

В.Путин: 14,9 [процента от ВВП] – в России, 121,7 – в США.

М.Решетников: В принципе, из европейских стран только Германия относительно производила, скажем так.

В.Путин: Еврозона – 90,9, Германия – 66,5, Франция – 111,1. Госдолг от ВВП [страны] у нас – 14,9. Хороший показатель.

М.Решетников: Это как раз тот запас макроэкономической стабильности, о котором мы всегда говорим и который нам даёт возможность сейчас более активно двигаться.

И, соответственно, прогноз темпов роста экономики мира по 2023 году: мы видим по развитым экономикам диапазон 1,3–1,6 [процента] – это прогноз МВФ. Но [наш] прогноз – 1,2, но тут особенность прогноза [есть]. Вы знаете, что наш прогноз, как правило, корректируется в бóльшую сторону от оценки. Мы всё-таки чуть-чуть более консервативны, потому что бюджет, да и всё-таки риски некоторые закладываем, и, как правило, потом мы все эти годы действительно в плюс добавляли, а прогнозы МВФ, как правило, потом в минус. Поэтому я думаю, что по итогам года мы окажемся в числе лидеров среди развитых стран по темпам экономического роста.

В.Путин: Дай бог. Это прогноз…

М.Решетников: Это оценка 2023 года.

В.Путин: Это ваша оценка?

М.Решетников: Да, по России наша оценка. МВФ ставит чуть поменьше нам, но тоже признаёт рост. А это эмвээфовские [цифры]…

В.Путин: МВФ ставит еврозоне 0,8 [процента роста ВВП]?

М.Решетников: Да, меньше нас.

В.Путин: А Германия уходит в минус?

М.Решетников: Да, такие оценки. Но это же неизбежно, потому что такой резкий насильственный энергопереход, вызванный отказом от наших энергоносителей, подрывает, в принципе, основы конкурентоспособности очень многих отраслей в Европе. Поэтому неизбежно за это не могут не заплатить в конечном итоге европейские потребители и европейская экономика, это всё проявляется – то, о чём, в принципе, мы говорим все эти годы.

По основным параметрам прогноза, Владимир Владимирович, мы Вам докладывали детально. Вы абсолютно чётко обозначили основной источник роста – потребительский спрос, причём этот потребительский спрос…

В.Путин: Поэтому попросил Вас об этой встрече.

М.Решетников: Потребительский спрос основан на росте реальных доходов населения – почти четыре процента мы закладываем, причём будут расти все основные компоненты.

В первую очередь это, конечно, заработная плата. Мы думаем, что рост будет минимум 5,4 процента в реальном выражении. Потому что, если мы два месяца возьмём, январь-февраль, в номинале – плюс 13 процентов, то есть очень хорошие темпы. Да, они, наверное, бесконечно такими не будут – будут потихоньку всё-таки замедляться, но тем не менее в реальном выражении они остаются на очень, очень высоких уровнях.

Второй момент – это социальные пособия и это те решения по индексациям и по социальным выплатам ещё прошлого года. Потому что там не все выплаты были с начала года, поэтому в расчёте на этот год это тоже даст плюс, и плюс индексация. Ну и предпринимательские доходы – мы тоже видим, как чувствует себя бизнес.

Говоря про заработные платы: всё-таки это основа стабильного внутреннего спроса. Важнейшее решение, которое заработает с 1 января следующего года, – это повышение МРОТ на 18 процентов, кардинальное.

В.Путин: На 18,5.

М.Решетников: Да, на 18,5, если быть точными.

Это очень сильно подстегнёт как раз рост, скажем так, в децилях населения – самых малодоходных группах населения. Это как раз те группы, которые, как правило, предъявляют спрос на внутренние товары, поэтому это очень правильные решения – это не только социальные решения, это ещё и экономические решения.

Более того, в условиях долгосрочной низкой безработицы, – а мы прогнозируем, что тот трудодефицитный рынок труда, который сейчас сложился, будет продолжаться в ближайшие годы, – это подстегнёт модернизацию предприятий.

В.Путин: И зарплату подтаскивает.

М.Решетников: И зарплату подтаскивает, да. Это, конечно, абсолютно новая реальность, которая вместе с продолжением инвестиций меняет качество нашей экономики.

Важно, наверное, отметить, что все эти прогнозы у нас поставлены на особый контроль. У нас по каждому показателю есть траектории по этому году, и мы в рамках системы управления рисками, которая в Правительстве сейчас создана, на ежемесячной основе отслеживаем, смотрим, как отклоняются траектории, чтобы своевременно Вам докладывать на внутренних совещаниях – и предложения, и как идёт ситуация.

Сейчас те цифры, которые есть, они полностью пока на эту ситуацию ложатся у нас. Вышла хорошая статистика по промпроизводству: по марту – плюс 1,2 процента к уровню прошлого года, то есть мы превысили мартовский уровень прошлого года и плюс 1,2 процента.

У нас действительно «промка» очень хорошо идёт вверх: это и машиностроение, и металлообработка, и пищевая промышленность. То есть там, где реально, действительно процессы импортозамещения существенно пошли, – очень видимые темпы роста.

И экспортно ориентированные наши отрасли тоже адаптируются, перестраивается логистика и так далее. Мы видим, что то временное снижение, которое было, сейчас преодолевается по всем направлениям. Поэтому здесь экономика адаптируется, как мы и докладывали. Это если говорить об общеэкономическом фоне.

И, если позволите, я дальше бы перешёл к теме поддержки малого и среднего предпринимательства, потому что, с одной стороны, это четверть нашего ВВП, это 28 миллионов человек, которые там заняты. Это как раз тот самый потребительский спрос и доходы населения.

И конечно, надо сказать, что благодаря всей системной политике, которая эти годы ведётся, и благодаря национальному проекту [«Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы»] на сегодняшний момент мы можем говорить о том, что малый бизнес сейчас – это реальный драйвер структурной перестройки экономики.

То есть это реальный участник деятельности, очень сильный сектор и в обрабатывающей промышленности, и в машиностроении, и в металлообработке, и в секторе IT, и в секторе профессиональных услуг, и, конечно, в секторе туризма и гостеприимства, само собой, который сейчас тоже драйвер.

Поэтому, если позволите, несколько цифр. Основные показатели мы привели.

Что здесь надо сказать? Что динамика занятости, которая у нас существенно растёт, – да, во многом занятость растёт благодаря новому механизму самозанятости, и очень много людей идёт в самозанятость, это и легализация в том числе, –очень важно, что это идёт не за счёт того, что у нас разрушаются трудовые отношения.

У нас число занятых на малых и средних предприятиях – юрлицах, то есть наёмных работников, остаётся относительно стабильным все последние годы, и это очень хороший показатель. У нас есть сокращение небольшое, но оно скорее статистическое. И это важно, и в совокупности число занятых растёт.

И это делается всё напрямую благодаря той поддержке, которая оказывается. У нас каждый десятый рубль кредитов в экономике малого и среднего бизнеса так или иначе поддержан государственным финансированием, и, как правило, это всё-таки кредиты в тех самых приоритетных отраслях.

В.Путин: Льготные?

М.Решетников: Да, льготные. И мы этот инструмент развиваем. Если говорить о льготном кредитовании, мы запустили две новые программы, которые показали эффективность.

Первая программа – это так называемое зонтичное поручительство, то есть у предприятий сейчас проблема не только в стоимости денег, но и в капитале: чтобы получить кредит, нужно иметь собственные средства.

Зачастую активно растущие компании, – а сейчас, понятно, у бизнеса, иностранцы уходят и так далее, у многих новые ниши открылись и новые возможности, надо расти, – они приходят, а банки говорят: капитала недостаточно. Мы сделали для этого механизм «зонтичных» поручительств, когда банку по определённому портфелю кредитов для малого и среднего бизнеса говорим: если у вас возникнут убытки и у бизнеса капитала не хватит, мы бюджетом определённую часть этих убытков в рамках нацпроекта вам закроем, банкам. По реально выданным, разумеется, кредитам.

И у нас, знаете, получилось: за прошлый год мы выдали на 230 миллиардов рублей таких кредитов – банки, вернее, выдали, мы простимулировали. Расходы пока составили 30 миллионов рублей, то есть на 30 миллионов бюджетных кредитов – 230 миллиардов [банковских], очень большой рычаг получается. И, главное, получается, что каждый четвёртый рубль дан компаниям, которые бы ни при каких других условиях не получили бы этого кредита.

То есть эта программа помогла на треть, по сути, реально увеличить доступность кредитования малого и среднего бизнеса при очень небольших бюджетных затратах. Конечно, убытки могут быть, потому что кредиты «длинные», могут потом ещё какие-то сформироваться, но в целом, пожалуй, из таких находок, если можно так выразиться, это очень эффективный инструмент.

Второй инструмент у нас получился интересный за счёт нашей совместной деятельности с Банком России. Банк России фондирует банки для кредитования МСП под льготные ставки, дальше мы от этой льготной ставки в рамках нацпроекта ещё снижаем чуть-чуть, «Корпорация МСП» даёт поручительство за региональные банки, чтобы больше банков участвовало. В результате у нас кредиты бизнес получает под два с половиной – четыре процента.

Но это именно инвестиционные кредиты и только в приоритетных отраслях: обрабатывающая промышленность, машиностроение, IT, сектор услуг и логистика. Цифры представлены, достаточно активно идёт рост этих кредитов. Мы эту программу, кстати, последнюю, по инвестиционке, в этом году в два раза договорились с Банком России вместе увеличить.

[Здесь] я привел примеры конкретных предприятий, понятно, у нас 500 кредитов всего. Тут пять кредитов мы вытащили, чтобы посмотреть, потому что это логистика, это реальное производство.

В.Путин: Иркутская, Владимирская области. Я посмотрю.

М.Решетников: Да, Карачаево-Черкесия, там на Архызе отель, и так далее.

В.Путин: Саратовская, Приморский край.

М.Решетников: Да.

У нас что ещё тоже важно? Если раньше всё-таки центрами, локомотивами были, понятно, крупные города, столичная агломерация и так далее, то [сейчас] все эти инструменты обеспечивают проникновение кредитования по всей стране. То есть у нас действительно предприятиям из небольших посёлков, из относительно небольших городов [оно] стало более доступно, там конкуренция увеличилась. И, конечно, во многом это связано ещё и с цифровизацией, которую мы ведём, цифровой профиль и так далее.

Владимир Владимирович, если позволите, отдельно бы доложил о поддержке бизнеса, пострадавшего на приграничных территориях.

В.Путин: Белгородская, Брянская, Курская области, Крым.

М.Решетников: Было Ваше поручение этим заняться. В Белгороде мы были, посмотрели предприятия, ощущение, знаете, от предпринимателей хорошее. У них основная мысль: мы начали восстанавливать наш бизнес, вы нам поможете или нет?

В.Путин: Там сильные люди работают.

М.Решетников: Там сильные люди, очень сильные. Там одно предприятие – химическое производство в Шебекино, уже на границе, как раз уничтожено было, и люди, не дожидаясь, начали восстанавливать. Мы были, там конкретный проект: мы уже ведём работы, нам нужна определённость.

В.Путин: Я Вас прошу продолжить эту работу и помочь им.

М.Решетников: Правительством все решения приняты, миллиард рублей выделен, деньги мы довели до уже регионов. Конечно, конкретный объём поддержки регион определит, но мы вместе с ними всё это проконтролируем.

Единственное, может быть, Владимир Владимирович: мы ущерб определяли по состоянию на 1 марта – понятно, что там ситуация имеет развитие. Во втором полугодии вернёмся, может быть, к этому вопросу.

В.Путин: Так и нужно сделать. Нужно по реальной обстановке оценивать ситуацию.

М.Решетников: Спасибо. Тогда, опираясь на Вашу позицию, по деньгам предложения сделаем.

В.Путин: Если нужно оформить в виде каких-то поручений – пожалуйста.

М.Решетников: Мы регулярно Вам докладываем все эти ситуации.

В.Путин: Я понимаю. Хорошо.

М.Решетников: Спасибо.

Отдельно я бы ещё пару слов сказал по новым территориям. Мы там тоже разворачиваем систему поддержки МСП. Что там будет? Мы в июне начнём выдавать льготные кредиты под десять процентов до трёх лет уже малому бизнесу.

Во-первых, там очень активно регистрируется бизнес – с начала года 65 тысяч компаний вновь зарегистрированы, они все автоматически получают статус МСП, соответственно, все в наших программах участвуют. Начнём выдавать льготные кредиты, там объём пока небольшой – до двух миллиардов рублей. Поймём, как пойдёт динамика, соответственно, мы внутри нацпроекта перераспределим деньги, будем искать дальше.

В июле у нас должна заработать лизинговая компания. Мы договорились с Донецкой Республикой, мы из федерального бюджета докапитализируем лизинговую компанию, она работать будет на все четыре субъекта.

В.Путин: Из Донецка?

М.Решетников: Из Донецка, да. И в сентябре мы должны запустить центр «Мой бизнес», должны открыть региональные микрофинансовые и гарантийные организации, чтобы была создана вся инфраструктура, как во всех других регионах. Поэтому держим вопрос на контроле, все Ваши поручения есть.

И, наверное, последний вопрос, который хотелось бы тоже поднять, – это тема не только малых, но и крупных инвестиций. Владимир Владимирович, если позволите, здесь есть дополнительный материал.

Мы по Вашему поручению занимаемся поддержкой не только малого и среднего бизнеса, но и крупных проектов. У нас создан механизм соглашений о защите и поощрении капиталовложений, который даёт гарантию неизменности условий и позволяет компенсировать затраты бизнеса за счёт новых налогов, которые поступают, на инфраструктуру. Очень важно: за последние пять месяцев мы перезагрузили этот инструмент – 19 новых контрактов было подписано, соглашений.

Что важно отметить? Бизнес прошёл процедуру пересмотра финансовых моделей, перепроектирования и уже приходит к нам с готовыми новыми проектами, он изменил поставщиков. Раньше это были, понятно, западные, сейчас зачастую из восточных стран, очень много российского оборудования появилось у этих проектов, чего раньше, в общем-то, не было.

В.Путин: Потому что легче было покупать. А теперь есть необходимость производить.

М.Решетников: Это раз.

И второе – сейчас начали ещё считать издержки на будущее содержание и сопровождение, и оказывается, что у наших, тут, рядом-то всё попроще, подешевле.

В.Путин: Да, и по качеству часто получается даже выше. По некоторым отраслям, по некоторым направлениям ясно, что зависимость будет сохраняться достаточно долго, а в некоторых случаях она неизбежно будет – с учётом разделения труда. Но есть много ниш, в которых и у нас школы хорошие, и руки хорошие, и компетенция, оказывается, есть.

М.Решетников: Мне кажется, это главное, что формируется доверие к нашим машиностроителям. Даже если сейчас что-то, может быть, ещё не самое совершенное, но динамика очень хорошая.

В.Путин: География, я смотрю, хорошая: 52 проекта с объёмом инвестиций более 2,4 триллиона рублей, 33 региона. Это Амурская, Волгоградская области, Забайкальский край, Иркутская, Северный Кавказ, Калужская, Кемеровская области, Краснодарский край, Красноярский, Ленинградская область, Москва, естественно, Мурманск, Нижегородская, Новгородская области. Очень хорошо.

М.Решетников: И проекты последние, которые приходят: 19 из этих 52 – это как раз за последние пять месяцев, новые проекты. И там тоже и добыча, переработка руды, и молибден есть, и медь есть, и «пищёвка».

Здесь в целом по капиталу в экономике тоже сейчас ситуация такая, что очень многие проекты из-за перепроектирования и из-за приостановки по бюджетам, Владимир Владимирович, немножко требуют больше инвестиций, а у инвесторов не всегда в моменте есть. Поэтому мы сейчас дорабатываем, и всё-таки государственными инвестициями – даже не инвестициями, а поручительствами, то есть как бы по рискам, – мы им будем помогать, потому что иначе у нас эти проекты встанут. Это крайне важно для экономики.

В.Путин: Да, такие крупные проекты, хорошие.

М.Решетников: Это «Русская платина» – вот этот проект. Это «Аллегро» – очень хороший тоже проект, недавно смотрели, это производство дисков…

В.Путин: Для железной дороги, для вагонов, да?

М.Решетников: Да, для вагонов, в Свердловской области.

В.Путин: «Титан».

М.Решетников: «Титан-Полимер» – это Псковская область, это особая экономическая зона. Тоже очень хорошее предприятие, и компания очень хорошая. Они, кстати, активно поднимали тему оптимизации затрат на промышленное производство с точки зрения требований реинжиниринга, правил строительства.

В.Путин: Свердловский металлургический комплекс.

М.Решетников: Да, это, в принципе, небольшие [инвестиции], хотя слово «небольшие» неуместно, наверное, – это всё равно 2,2 миллиарда рублей, достаточно хорошие инвестиции. Но главное, что они рядом с рынком, там большое потребление у нефтяников, поэтому эффективное производство.

В.Путин: Группа «Илим» – что они строят?

М.Решетников: Это картон, в Иркутской области. Но это уже проект высокой степени готовности, практически завершается уже. Они тогда стартовали, Владимир Владимирович, под обещание, что у них будет возможность заключить СЗПК [соглашение о защите и поощрении капиталовложений]. И вот прошло время, и они под эту перспективу.

Вот это хороший проект – проект по метанолу, это метанол в Волгограде. Они планируют сразу сделать причальные стенки и сразу грузить на корабли и дальше – Азово-Черноморский регион и, соответственно, Каспий.

В.Путин: Это на рынках пользуется [спросом].

М.Решетников: Да. Метанол по факту – это сжиженный газ, первый передел газа.

В.Путин: Тепличные хозяйства?

М.Решетников: Да, на Кавказе. У нас же есть механизм региональных СЗПК – там объём поменьше инвестиций, и регионы активно к нам выходят и тоже работают.

Про Кавказ, наверное, вообще, можно отдельно много говорить. Там реально очень хорошее оживление у нас экономическое за последние годы, и цифры роста наконец-то стали опережать общероссийские.

В.Путин: И там это нужно, потому что там есть над чем работать – отставание было большое.

М.Решетников: Там очень большую работу сделала, я бы сказал так, правоохранительная система: всё-таки там абсолютно изменился бизнес-климат, и люди поверили, люди в себя поверили.

В.Путин: Там много ещё чего надо сделать, но первые шаги хорошие.

Хорошо. Спасибо.

<…>

13 просмотров